November 1st, 2014

Стокгольмский синдром.

Начнем с того, что мы, люди, по природе очень самолюбивы. Настолько, что любые события способные пошатнуть наше себялюбие вызывают в нас резкое отторжение и страх. А самым строгим судьёй для себя, являемся мы сами. Признаться самому себе в своём несовершенстве, для нас очень трудно, почти невозможно. Тут речь не о каких то там «пороках», которые разными людьми могут трактоваться даже в свою пользу и быть даже предметом личной гордости. Речь идёт об обстоятельствах которые наносят ущерб нашей самовлюблённости безусловно, бесспорно.
Ну, например, одурачили вас, обвели вокруг пальца. Трактовать это событие в свою пользу невозможно абсолютно. Воспоминания о том, что вас, такого умного и разумного развели как лоха, станут неприятной занозой в вашем эго. Не каждый способен вынести такую боль и не каждый способен наказать обманщика. А так как убедить себя, что допущенная вами глупость есть свидетельством вашего большого ума почти невозможно, остаётся уверять себя, что никакой глупости вообще не было, а значит и обмана никакого не было и нет. Уверять себя, что просто так сложились обстоятельства, фишка так легла. А обманувший вас человек, совсем не мошенник, а просто фортуна была на его стороне. Жертва боится разоблачения своей глупости не меньше, чем мошенник боится разоблачения своего вранья. Сколько денег срубили, например напёрсточники, на этой особенности нашей психики и представить трудно. А самое интересное, что слабохарактерный, одураченный субъект попадает в эмоциональную зависимость от мошенника, начинает ему подыгрывать. И готов обрушить свой гнев не на обманщика, который его подбадривал и называл крутым «игроком», а на того, кто решит открыть ему глаза на неприятную правду. Например, на прохожего, который пожалеет бедолагу и вмешается в игру, пытаясь объяснить жертве принцип работы напёрсточников. Сердобольный прохожий рискует отгрести тумаков не только от бригады кидал, но и от одураченного субъекта. Ведь он наступил одураченному на больную мозоль: напомнил ему о уже отданной мошенникам сумме денег (вернуть которую из карманов крепко сбитых братков у него уже нет шансов), и ещё прилюдно начал объяснять ему буквально, что он дурак и лох, при этом совершенно не важно в насколько деликатной форме прохожий это делал.Collapse )